НОВОСИБИРСКИЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ
в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей
Главная > Архив > Статьи > Виктория Гусакова: «Безобразность и постмодернизм постановки Тангейзера»

Виктория Гусакова, докторант РГПУ им. А.И. Герцена, кандидат искусствоведения

Первое разочарование от оперной постановки я испытала несколько лет назад, в Мариинском театре на опере «Снегурочка». Впервые я воочию увидела, как можно превратить художественный образ в безобразие, безобразность. Глядя на мусорные бачки, которые берендеи в лохмотьях катали по сцене, и на странных персонажей с пластиковыми головами-ящиками, стало обидно и за Николая Андреевича Римского-Корсакова, и за Виктора Васнецова, оставившего нам чудесные рисунки декораций и костюмов, и даже за архитектора Альберта Кавоса, построившего здание театра. Вряд ли он мог предполагать, что на этой сцене будет мусорный бак стоять.

Художественный образ явно не получился. Единства и гармонии не было. Музыка и сценическое действие диссонировали между собой, зато эмоций было много… отрицательных больше.

Про оперу «Тангейзер», поставленную режиссером Тимофеем Кулябиным на сцене Новосибирского театра, можно сказать то же самое. Музыка Вагнера «живет» отдельно от того, что твориться на сцене. Эмоций много. Положительных нет. Разве что, если только музыку слушать, а на сцену вообще не смотреть.

В Новосибирском театре дело «мусорными бачками» не ограничилось.

Режиссер решил ввести в действие нового персонажа по имени Иисус, (почему именно это имя?) Почему не столь популярный Гарри Поттер или Джек Воробей? Или, наконец, Дионис, Марс, Аполлон? Чем плох такой персонаж, для развлечения с Венерой?

Много примеров изображений любовных игр этой красавицы оставили нам художники (Боттичелли, Веронезе, Рубенс). Почему-то вспоминаются только зарубежные художники.

Видимо, наше искусство, взращенное на традициях иконописи, долго сохраняло целомудрие и чуждалось столь фривольных сцен.

И все же, почему Иисус? Возможно, режиссера вдохновил сюжет пресловутого фильма Мартина Скорзесе? Что же хотел сказать нам художник, в данном случае режиссер?

Очевидно, спектакль поставлен так, чтобы у зрителя возник определенный ассоциативный ряд.

Если мы говорим Иисус, то закономерно хочется продолжить Христос — Сын Божий, Спаситель.

При первом взгляде на Иисуса в новосибирской постановке «Тангейзера», мне вспомнился Христос Александра Иванова на картине «Явление Христа Марии Магдалине». Что и говорить, люблю я Иванова и Христа, им написанного, люблю. Каждый раз, когда сижу перед картиной в Русском музее, мне так и хочется вслед за Марией Магдалиной пасть на колени и умолять «Господи! Не покидай нас, грешных!». Конечно, Иванов не писал иконы, но и перед его живописным образом Христа слова в молитву складываются.

А здесь что? Вернее кто? Кто видел, тот знает? Инфернальная пародия на …. ИДЕАЛ! Да, на идеал!

По сравнению с этим, постмодернистская замена идеалов кумирами не представляет такой угрозы.

Я пишу с позиции педагога, хотя и искусствовед. С точки зрения искусства, «Тангейзер» в постановке Т.Кулябина — типичное произведение, хотя нет, не произведение, а как раз продукт постмодернизма, признающего «плюрализм мнений, идей и точек зрений», «множество истин» (!). Конечно, можно все проблемы свалить на постмодернизм, в котором маргинальность — пограничное состояние человека в ценностном определении в виду отсутствия твердых и постоянных основ для формирования мировоззрения, — является нормой.

С позиции педагога хочется заметить, что «типичные продукты постмодернизма» способствуют ценностной дезориентации молодежи и формированию у нее «цитатного сознания» — не целостного образного мышления, а именно цитатный безобразный ход отдельных беспорядочных мыслей.

При этом, современные школьники способны выделить образ в хаосе безобразия и определить, кто есть кумир, а кто — идеал. Проблема в том, что принять эти идеалы им крайне затруднительно.

Покажите подростку картинки с Гарри Поттером, Джеком Воробьем или какими-нибудь еще популярными персонажами и образ Иисуса Христа, и он сразу Вам скажет, где кумиры, а где идеал (не зависимо от его веры и принадлежности к религиозной культуре). Как правило, трудность возникает в обосновании идеала. Невоцерковленные подростки признают, что им трудно принять Христа как идеал человечество в силу нехватки духовного опыта.

А как быть здесь? В Новосибирской постановке перед зрителем предстает Иисус, который не Христос, но обладает всеми внешними признаками Христа и демонстрирует поведение Диониса или Сатира.

Вот тут-то и опасность, особенно для молодого поколения, с еще не устоявшимся мировоззрением! Вот тут-то и постмодернистский разлад и подмена истины ложью!

В начале прошлого столетия американская писательница Гертруда Стайн говорила: «В ХХ веке все в разладе со всем». С течением времени этот разлад усилился, и современный нам XXI век дает печальные примеры серьезных конфликтов, истоки которых в попирании святынь.

Что же мы ответим?

Можно сказать, что создатели спектакля «не ведают, что творят», а можно обратиться к земным законам. В соответствии с частью 1 статьи 148 УК РФ публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих подлежат наказанию.

Проблема в том, что создатели спектакля не признают, что выказали неуважение к обществу и, что их спектакль имеет цель оскорбление религиозных чувств верующих. Вовсе нет. Они просто «творчески переработали» либретто, а чувства верующих и Вагнер, чье авторское право тоже нарушено, но заступиться за него нельзя в виду истечения срока давности, тут не причем.

К сожалению, возможность подобных спектаклей говорит о том, что наши законы пока не в состоянии защитить право человека на вероисповедание и потому нуждаются в совершенствовании.

В результате, сегодня мы с вами являемся свидетелями разрушения и попирания святынь. Сперва мусорный бачок вместо волшебной сказки на сцене Мариинского театра, потом неразделанные тушки мяса на выставке «Приглашение к обеду. Поваренная книга Русского музея» в залах корпуса Бенуа, теперь «Тангейзер» в Новосибирском театре, где можно наблюдать откровенное глумление над образом Иисуса Христа.

Слово «образ» (с др.-греч. ε κών) является синонимом иконы. Вспомним уроки истории, чтобы подчинить народ надо разрушить его ценностную картину, подрубить духовные опоры. Большевики так и делали. Они взрывали храмы и уничтожали иконы.

Сейчас нет нужды идти этим путем. Можно уничтожить образ, не уничтожая его физически, но убив в нем духовное содержание…

…В Новосибирск я пока не собираюсь, да и в Маринку идти боюсь — вдруг опять мусорный бачок поставят.

Источник: Русская Народная Линия