НОВОСИБИРСКИЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ
в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей
Главная > Архив > Вечное Слово > Протоиерей Владимир Вигилянский: «С 15 апреля я становлюсь преступником. В сухом остатке мы видим абсолютное недоверие властей Москвы к Церкви, к законопослушным Патриарху, архиереям, священнослужителям, прихожанам» (12.04.20)

ВЕРНУЛСЯ СО СЛУЖБЫ

На сердце радость, смешанная со скорбью. Вербное Воскресенье самая посещаемая в нашем храме служба. На нее собирается вся община. Еще два года назад у нас было на службе более 700 прихожан, а причастников – более 500. Но сегодня на двух литургиях было 35 человек, из них причастников – 31. Прихожане у нас послушливые Патриарху и священникам – почти все находятся на самоизоляции.
Зачитал присутствующим и на камеру онлайн-трансляции, что Главным государственным санитарным врачом по городу Москве предписано с 13.04.2020 по 19.04.2020:
«обеспечить временное приостановление посещения гражданами территорий, зданий, строений, сооружений, принадлежащих Управлению Московской Патриархии по городу Москве, за исключением священнослужителей, а также лиц, присутствие которых необходимо для совершения богослужений и функционирования культовых зданий, а также для проведения онлайн-трансляций богослужений».

Вернувшись домой, пытаюсь получить на сайте mos.ru разрешение на служение в своем храме. Куда там! Не уверен, что получу его из-за своего возраста, но даже попытка послать свои данные блокирована. Сайт недоступен. Так что с 15 апреля я становлюсь преступником.
Тем не менее, ранее Патриархия обязалась оформить пропуска для московских священнослужителей. Дважды мы посылали подробнейшую анкету со своими личными данными, чтобы всем скопом нам дали разрешения. Но власти Москвы аннулировали эти попытки. Теперь мы должны сами по отдельности бить челом. Но и это теперь невозможно сделать — цифровая служба мэрии оказалась недееспособной.
В сухом остатке мы видим абсолютное недоверие властей Москвы к Церкви, к законопослушным Патриарху, архиереям, священнослужителям, прихожанам. В отличие от других корпораций: охранников, чиновников, юристов, журналистов, строителей, продавцов, авторемонтников. Не удивлюсь, если закрытие храмов, а также невозможность получить разрешение на совершение церковных служб священникам кто-то оценит как дискриминацию по религиозному признаку.
Про другие мелочи не говорю. Например, меня возит на службу водитель-волонтер. Он не числится как сотрудник храма. Разрешение он точно не получит. Но для того, чтобы добраться из Переделкина до храма я, даже имея разрешение, должен проехать на автобусе, потом – на электричке, потом – на метро с пересадкой.
А что делать нам, священникам, которые обязались приехать на дом к любому прихожанину, находящемуся на самоизоляции, чтобы поисповедовать его и причастить? Это тоже под запретом?

Источник