НОВОСИБИРСКИЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ
в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей
Главная > Архив > Вечное Слово > Протоиерей Владимир Вигилянский: «Монах Климент (Леонтьев) В миру – Леонтьев Константин Николаевич (1831-1891)»

Полное собрание сочинений и писем этого писателя и удивительного мыслителя было издано после его смерти в 12 томах.
Его биография – это увлекательнейший роман: гимназия, кадетский корпус, Московский университет (медицинский ф-т), доброволец на Крымской войне в качестве батальонного лекаря, дипломатическая работа (Крит, Константинополь, Албания, Греция), чудо – излечение от холеры после обращения к Матери Божией…
Здесь прервемся.

Из письма В.В. Розанову:
«Но в лето 1871 года, когда в Салониках, лежа на диване в страхе неожиданной смерти (от сильнейшего приступа холеры), я смотрел на образ Божией Матери (только что привезенный мне монахом с Афона), я ничего этого предвидеть ещё не мог, и все литературные планы мои ещё были даже очень смутны. Я думал в ту минуту не о спасении души (ибо вера в Личного Бога давно далась мне гораздо легче, чем вера в моё собственное бессмертие), я, обыкновенно вовсе не боязливый, пришёл в ужас просто от мысли о телесной смерти, и, будучи уже заранее подготовлен целым рядом других психологических превращений, симпатий и отвращений, я вдруг, в одну минуту, поверил в существование и могущество этой Божией Матери; поверил так ощутительно и твёрдо, как если бы видел перед собою живую, знакомую, действительную женщину, очень добрую и очень могущественную, и воскликнул: «Матерь Божия! Рано! Рано умирать мне!.. Я ещё ничего не сделал достойного моих способностей и вел в высшей степени развратную, утончённо-грешную жизнь! Подними меня с этого одра смерти. Я поеду на Афон, поклонюсь старцам, чтобы они обратили меня в простого и настоящего православного, верующего в среду и пятницу и в чудеса, и даже постригусь в монахи».

Продолжаем биографию: жизнь на Афоне, потом на о. Халки (недалеко от Константинополя), послушником в Николо-Угрешском монастыре под Москвой, переезд в Польшу и сотрудничество с газетой «Варшавский дневник», служба цензором в Московском цензурном комитете, жизнь в Оптиной пустыне, постриг, переезд в Сергиев Посад, смерть от пневмонии и могила в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой Лавры.

10988280_353196954868741_6602412193606334972_n

Название некоторых книг и статей Константина Леонтьева говорят сами за себя: «Восток, Россия и славянство», «Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения», «Чем и как либерализм наш вреден?», «Записки отшельника», «Племенная политика как орудие всемирной революции».
Далее мои любимые высказывания, которые я выбрал из-за недостатка места в ФБ после тщательного отсева:

«Эстетику приличествует во время неподвижности быть за движение, во время распущенности – за строгость; художнику прилично было быть либералом при господстве рабства, ему следует быть аристократом по тенденции при демагогии; немножко libre penseur (вольнодумцем) при лицемерном ханжестве, набожным – при безбожии… то есть не гнуть перед толпой «ни помыслов, ни шеи».

«Европейское наследство вечно и до того богато, до того высоко, что история еще ничего не представляла подобного. Но вопрос вот в чем: если в эпоху современного, позднего плодоношения своего европейские государства сольются действительно в какую-нибудь федеративную, грубо-рабочую республику, не будем ли мы иметь право назвать этот исход падением прежней европейской государственности? Какой ценой должно быть куплено подобное слияние? Не должно ли будет это новое всеевропейское государство отказаться от признания в принципе всех местных отличий, отказаться от всех, хоть сколько-нибудь чтимых преданий, быть может… (кто знает!) сжечь и разрушить главные столицы, чтобы стереть с лица земли те великие центры, которые так долго способствовали разделению западных народов на враждебные национальные станы. На розовой воде и сахаре не приготовляются такие коренные перевороты: они предлагаются человечеству всегда путем железа, огня, крови и рыданий!..»

«Всякое начало, доведённое односторонней последовательностью до каких-нибудь крайних выводов, не только может стать убийственным, но даже и самоубийственным. Так, например, если бы идею личной свободы довести до всех крайних выводов, то она могла бы, через посредство крайней анархии, довести до крайне деспотического коммунизма, до юридического постоянного насилия всех над каждым или, с другой стороны, до личного рабства. Дайте право людям везде продавать или отдавать себя в вечный пожизненный наем из-за спокойствия, пропитания, за долги и т.п., и вы увидите, сколько и в наше время нашлось бы крепостных рабов или полурабов по воле».

Из письма И.И. Фуделю:
«1) Государство должно быть пестро, сложно, крепко, сословно и с осторожностью подвижно. 2) Церковь должна быть независимее нынешней. Иерархия должна быть смелее, властнее, сосредоточеннее. Церковь должна смягчать государственность, а не наоборот. 3) Быт должен быть поэтичен, разнообразен в национальном обособленном от Запада единстве… 4) Законы, принципы власти должны быть строже, люди должны стараться быть лично добрее; одно уравновесит другое. 5) Наука должна развиваться в духе глубокого презрения к своей пользе».