НОВОСИБИРСКИЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ
в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей
Главная > Архив > На злобу дня > Олег Одинцовский: «Хотелось чего-то несценарного. И чтоб были люди с программами и идеями, а не только пиявки на рейтинге первого лица. «Скучно, девочки!», как говаривают демиурги…» (26.01.21)

Несостовшаяся «революция ершиков» навела на размышления о том, а кто вообще в 21 веке должен/может/имеет право управлять несколькими часовыми поясами от калининградских «искандеров» до камчатских крабов? Речь, на секунду, о стране, которая за 100 лет пережила царя, Временное недоразумение, гражданскую войну (не забываем дружескую интервенцию!), репрессии и, не переводя дыхания, — приход «Третьего Евросоюза» (хватит уже называть зверства евроармии конфликтом Сталина и Гитлера). Далее было тяжелое восстановление под недвусмысленный хиросимский аккомпанемент, разочарование в социализме, разочарование в разочаровании в социализме, бандитско-чикагская свобода, превратившая комсомольцев в олигархов, а теперь – обратно в горячих либеральных комсомольцев…
Все это наши деды-бабки, мамы-папы, мы сами и уже частично наши дети пережили и выжили. Если другие народы проехали свою историю и пошагали дальше, то мы до сих пор живем в реконструкциях гражданских войн, в которых кто не за нас – пожизненный дизлайк с гвоздями.
Так кому же править такой страной с никак не умирающей историей? Полагаю, она сама нам показала, что мы переживем любого. Был такой анекдот: Ленин доказал, что страной может править народ; Сталин – что страной может править личность; Хрущев – что страной может править кто угодно; Брежнев – что страной можно вообще не править.
Мы оказались довольно живучими, приспосабливаясь к тяжким временам, но бунтуя, когда вдруг все хоть как-то налаживается. Иногда кажется, что радикальные перемены мы делаем из чистого любопытства: а как оно там, за зоной комфорта?
Однако зигзаги становятся менее кровавыми. Уже и ревмолодежи приходится натужно выдавать за «37-й год» веселые селфи в автозаках, хотя само сравнение, вообще-то, – хамское осквернение памяти пострадавших от реальных репрессий.
То ли нация повзрослела, то ли времена в принципе менее людоедские, но чтоб заслужить дыбу, паяльник в чресла или ипотеку, нужно очень постараться лично, а не ждать рандомного «воронка» от государства.
Абстрагируясь от вкусовых предпочтений, мы вытерпим хоть монархистов, хоть коммунистов, даже, прости Господи, либералов, любых красно-коричневых, зелено-голубых и всю прочую радугу «единственно верных» учений, хотя и будут нюансы в размере нанесенного ущерба.
Но есть одно «но», которое при любых оттенках серого неприемлемо и губительно, вот прямо sine qua non: ни один из этих многоцветных претендентов не должен выступать выразителем идей и интересов неких внешних сил. Не важно каких, даже самых симпатичных, как пражские официанты или турецкие плейбои-аниматоры. Ну вот – табу.
Это вовсе не родовое российское проклятие. Вспомните, как самая могучая держава мира реагировала на притянутые за уши байки о связях ее президента с другой страной. Это ж 4 года непрекращающейся истерики, лютая суверенная демократия в одном отдельно взятом граде на холме. И я их логику понимаю, да не сочтите иноагентом. А как говорит киргизская поговорка: делай не как сказал мулла, а как он делает. Ведь они тоже со мной согласны – кто угодно, хоть в переходном возрасте с этого света на тот, лишь бы кристально чистый в плане иновлияния.
Это логично для любого народа. Я вполне пойму, если, скажем, в Израиле люди с подозрением отнесутся к политику с рекомендациями от ХАМАС. А в Иране многие отрицают право на существование самого государства Израиль, как в Европе — право Крыма быть в составе России. Можно спорить с обоими, но у них это – норма. Не нормально другое: если у себя дома израильский политик начнет яростно, стиснув ершик свободы в руках, проводить иранскую точку зрения, а российский – западную, причем каждый вопреки собственной Конституции. Обычно этого и не происходит, инстинкт самосохранения срабатывает у большинства наций.
Но вот с этим у нас как раз проблема ввиду самоощущения глубокой культурной вторичности и инородности теми, кому положено быть национальным интеллектуальным классом, но вместо этого обреченными страдать от жизни в «Недоевропе». Случайно ли, что во всем мире есть либералы и консерваторы, и только в России – либералы и патриоты?
Демократия у нас наладится, когда оппозиция перестанет быть геополитической. Когда гарантией немедленной политической смерти политика станут высказывания на тему: «России нужно изменить свое поведение, вернуть Крым, уйти с Донбасса, дать возможность расправиться с Сирией и Венесуэлой, с Абхазией и Приднестровьем, — и она заслужит прощение цивилизованного мира». Речь о политической смерти, подчеркну. Важны не репрессии, а здоровое отторжение обществом. Человек, взывающий с евротрибун к санкциям против собственной страны – это уважаемый полпред интересов других государств, и должен получать надлежащие госпочести в виде охраны от дубины народной любви, но уж никак не место во властных раскладах.
Тем более, что власти внешняя привязка оппонентов также крайне выгодна, особенно в условиях тотальной войны по всем гибридным фронтам, от истории и спорта до трубопроводов. Кабы тот же «берлинский пациент» под камеры сказал иноземной визитерше в его палату: «вот скажи мне, немка, в чем сила? Думаешь в твоих деньгах?» — имел бы полное право на триумфальное возвращение на Родину с законным требованием водочки у стюарда. Но в итоге получилось довольно коряво, то ли оденьте гульфик обратно, то ли снимите крестик. А жаль, хотелось чего-то несценарного. И чтоб были люди с программами и идеями, а не только пиявки на рейтинге первого лица.
«Скучно, девочки!», как говаривают демиурги…

Источник