НОВОСИБИРСКИЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ
в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей
Главная > Архив > Интервью > Николай Бурляев: «Путин утвердил культуру государственным приоритетом как основу экономического процветания»

Николай Бурляев, народный артист России, известный кинорежиссер, артист театра и кино

5 колонна волнуется: Путин утвердил культуру государственным приоритетом как основу экономического процветания

В декабре 2014 года президент РФ Владимир Путин утвердил «Основы государственной культурной политики». В этом важнейшем документе культура объявлена государственным приоритетом. Провозглашено, что она составляет основу экономического процветания, государственного суверенитета и даже является частью стратегии национальной безопасности. Своими мыслями о принятом документе, проблемах отечественной культуры с «НК» поделился народный артист России, известный кинорежиссер, артист театра и кино Николай Бурляев.

— Николай Петрович, принятие «Основ государственной культурной политики» было встречено одними деятелями культуры восторженно, другими — настороженно.

— Это очень серьезный документ — он является определяющим для того переломного момента, в котором мы находимся. Недаром оппоненты из «пятой колонны», когда узнали, что грядет принятие «Основ», забеспокоились: «А как же мы? Разве государство больше не будет давать нам премии и гранты за то, что мы рисуем в Санкт-Петербурге на мосту громадный фаллос или рубим иконы, или за то, что „Пуси райт“ беснуется в храмах?»

— Но понятие «культурная политика» присутствовало в нашей жизни и до принятия этого документа?

— До подписания президентом данного Указа в России была не культурная, а антикультурная политика — всеядности и вседозволенности. После того как при Министерстве культуры был создан Общественный совет, в который вошел и я, первое, что мы сделали — это провели анализ того, каким театральным проектам давались министерские гранты. То есть того, как эксперты Департамента государственной поддержки искусства и народного творчества под руководством госпожи

Софьи Михайловны Апфельбаум распределяли деньги налогоплательщиков. Страшно было читать перечень того, чему чиновники оказывали господдержку: в нем были произведения, пропагандирующие нетрадиционные отношения в школе между мальчиками, откровенно русофобские пьесы и пасквили, в которых содержалась клевета в адрес президента России.

— Почему же об этом не говорилось ранее? Разве нельзя было противостоять такой тенденции?

— Что говорить, если на заседании Коллегии министерства открыто заявлялось: «Культуру нужно подвинуть на панель». Это говорил министр, автор небезызвестной телепередачи «Культурная революция»! И он ее туда «подвинул», и все его помощники и департаменты начали разлагать нашу культуру. 15 лет я выступал против этого и везде говорил о необходимости выработки стратегии государственной культурной политики. Долбил как дятел и уже начал удивляться:

«Почему я один об этом говорю, может быть, я в чем-то неправ?» И вот в декабре 2014 года машина завертелась, президент подписал важнейший для нашей культуры документ. Хотелось бы надеяться, что с его принятием приходит конец власти временщиков. В Библии говорится, что «пусть хоть до небес возрастет их величие, но как прах рассыплется и не останется от него следа».

— В тексте документа заявлено требование «вовлечения потенциала культуры в процессы общественного прогресса». Что, на Ваш взгляд, имеется в виду?

— Когда меня спрашивают о том, как я себе представляю культурную политику, я всегда отвечаю, что это ясно выражено в девизе кинофорума «Золотой витязь»: «За нравственные идеалы, за возвышение души человека». В этих словах — суть, и государственные деятели должны оценивать культуру так: «Если эта книга, этот фильм, эта живопись поднимает дух нации, то их надо поддерживать. Если нет, значит — нет». С подписанием Указа есть четко сформулированные основы, согласно которым чиновники должны понимать, что они должны поддерживать, а что оставить без внимания — пусть эти сорняки растут сами по себе. На фестивалях «Золотой витязь» за 23 года мы показали 7400 фильмов высокого творческого и духовного уровня. Лично я открыл 77 киноклубов «Золотой витязь» от Дальнего Востока до Косовска-Митровицы, и там люди имеют возможность бесплатно видеть эти фильмы. Уверен, что именно это и есть модель государственной культурной политики.

— Почему бы эти фильмы не показывать по телевидению?

— Я предлагал телеканалам, например, первому каналу, когда там генеральным директором был С. Благоволин. Я говорил: «Зачем покупать за огромные деньги иноземное „мыло“ и понижать духовный уровень народа. „Золотой витязь“ может насытить телеканал на несколько лет вперед именно теми фильмами, которые нужны нации». Но в ответ он мне по недомыслию озвучил, что являлся единственным членом какой-то там британской военной организации. И не без гордости добавил: «Знаешь, туда так просто не попадешь». То же самое я предлагал Михаилу Ефимовичу Швыдкому, когда он возглавлял ВГТРК. Но он человек более «извилистый», отговорился тем, что, дескать, вся вещательная сетка заверстана, предложил придти в марте 2000 года; а в феврале он стал министром культуры, и тема отпала.

— До 15 мая нынешнего года должна быть разработана стратегия государственной культурной политики. За Общественным советом Министерства культуры, членом президиума которого Вы являетесь, будет не последнее слово.

— Наш Общественный совет вполне приличный, там из 120 человек примерно 90 человек — это люди которые работают во благо России. Есть представители и «пятой колонны», но их мало. Мы боремся за справедливое распределение государственных грантов. Многое делается положительного, но еще много идет по инерции от того министра, который говорил, что культуру надо «подвинуть на панель». Кроме того, недаром один из министров культуры, Александр Сергеевич Соколов, поднимал вопрос о коррупции в министерстве. И что, она вдруг исчезла? Дай Бог, чтобы это было так, но имеются большие сомнения…

— Трудно остановить машину, до недавнего времени направленную на разрушение?

— Даются огромные деньги на то, где можно было бы обойтись и малыми средствами. И не поддерживается то, во что необходимо вкладывать деньги. До недавних пор шло уничтожение всеми способами таких важнейших для государства и для культуры коллективов, как например, государственный академический русский концертный оркестр «Боян» под управлением народного артиста СССР Анатолия Ивановича Полетаева. Много лет назад Путин издал указ о поддержке этого оркестра, а вот министр Швыдкой начал вытеснять этот оркестр из культуры. И как это делается? Чиновники внедряют в коллектив «своего» директора, какого-нибудь мальчика, который разрушает оркестр, приводя туда бездарных родственников и знакомых. А создатель оркестра профессор Полетаев должен просить деньги у этого мальчика на каждую репетицию. Средства выделяются самые скудные, и оркестр постепенно расползается.

— Действительно, почти повсеместно были отшлифованы схемы «внедрения» или «перепрошивки» для разрушения творческих коллективов.

— Эта модель особенно активно действует на территории Москвы. Идет планомерное уничтожение московских театров. Мне звонят в поисках защиты актеры — из театра Гоголя, Таганки, Станиславского. Со слов руководителя московского департамента культуры, господина Капкова, Театр Гоголя — это только первый в списке из 20 театров, которые намечены на «перепрошивку». Что это за термин для культуры, что он означает? Из Театра на Таганке звонят и говорят, что пришли от Капкова в буквальном смысле рейдеры, которых натаскивают и обучают в течение 10 дней. Этого достаточно, чтобы воспитать готовых к действию «агентов перемен».

Дальше реализуется известная схема: эти «посланцы» закрывают театры якобы на реконструкцию, а после ремонта создают доходные культмассовые промыслы и труппу уже не возвращают. Это — в буквальном смысле уничтожение русской культуры и наших традиций. Театр Станиславского в год 75-летия перестал существовать. Их закрыли, а потом переименовали в «Электротеатр», а труппу распустили. То же самое происходит в Московском театре русской драмы под руководством Михаила Григорьевича Щепенко, куда пытаются внедрить «своего» директора, чтобы он всё разрушил. Идет очень опасная вредительская работа.

— Показательна история с так называемыми «инновационными культурными центрами». Процесс их создания уже был запущен, но Вам все-таки удалось его остановить.

— Все тайное становится явным. Президент издал распоряжение о строительстве региональных многофункциональных культурных центров в малых городах России. Это потрясающая идея, за которую я радел еще 15 лет назад, и, конечно, Общественный совет ее поддержал. Как объявил министр культуры было решено построить 39 центров с финансированием в размере 2 млрд. рублей. И одновременно было заявлено, что уже профинансировано строительство первых трех инновационных центров культуры. Я моментально среагировал и переспросил: «А что такое инновационная культура?

Такого понятия нет вообще. Есть понятие культура, основанная на традициях народа».
И надо сказать, это возымело действие, Общественный совет принял решение создать специальную рабочую группу по региональным культурным центрам, и меня попросили ее возглавить. Стал разбираться и выяснил, что разработка концепции центров была поручена трем девицам — по 25–30 лет. Они откровенно все написали — читаешь и волосы встают дыбом. Вот, что заявлялось: «Наша цель — создание нового пассионарного россиянина, агента перемен, готового к политическим переменам». А дальше подчеркивалось, что их консультируют западные «профессионалы». «Концепция» проиллюстрирована фотографиями «инсталляций», на которых царит полный хаос. На заседании Коллегии я представил выдержки из «концепции», добавив, что лидеров Болотной и Майдана тоже консультируют западные «профессионалы», и мы видим, к чему это приводит. В итоге была принята новая концепция, которая заключается в строительстве нормальных, традиционных, правильно ориентированных центров по всей России. Если бы мы не подняли эту проблему, то эта «мина замедленного действия» так бы и ждала своего часа.

— На сегодня как обстоят дела с региональными культурными центрами?

— Два из трех центров находятся в стадии строительства. На Русском острове создается обычный центр. Построен центр на Белгородчине, и в нем будут все кружки для детей. Губернатор Евгений Степанович Савченко просто молодец! И еще считаю первостепенным по важности запланировать строительство такого центра в Севастополе, который там очень нужен. Даже место под него выбрали — в центре города, над морем. Там будут все секции, кружки — театральные, музыкальные, литературные, хоровые. Одновременно это будет и кинодворец. И лет через пять, я надеюсь, люди поедут не в Канны, а на севастопольский фестиваль «Золотой витязь».

— В обществе все чаще раздаются голоса о необходимости введения цензуры для обуздания «хаоса вседозволенности».

— Лично я против, потому что от цензуры натерпелся. У меня 70 фильмов, а 20 из них пролежали на полке больше 25 лет. Но считаю, что должен быть общественный контроль. Разве нет таких людей, которым большинство нации доверяет? Вот к их мнению и надо прислушиваться.

— Нас настойчиво приучают к мысли, что ничего дурного в нет в том, что «культура в массы, а деньги — в кассу».

— Сейчас все привязывают к коммерциализации, чтобы культура приносила деньги. Нынешнее руководство Минкультуры все еще находится в потоке «рыночной культуры». А я лично не принимаю это понятие. Для меня понятия «рынок» и «культура» несовместимы. Наша задача — не в «делании денег», а в поднятии духа нации. Невозможно все мерить успехом «в первый week-end». Фильм «Андрей Рублев» не имел успеха в первую неделю, затем был положен на полку на 7 лет. А потом через Канны прорвался к людям. И за 40 лет побил все кассовые рекорды. В наши дни на этот фильм стоят очереди в Лос-Анджелесе, Париже, Каракасе. Я лично видел. И это ясно показывает, что деньги надо вкладывать в правильное кино, а не в разную «липу» про Отечественную войну. Вот сейчас идут фильмы, вроде бы патриотические, но чистой воды блокбастеры. А что такое блокбастер? Это словечко из сленга американских летчиков второй мировой войны. Так называли самые разрушительные бомбы, которые сносили целые кварталы. И наши чиновники сегодня хотят такого «блокбастерного» искусства.

— И каковы же выводы?

— Вывод один: блокбастерное коммерческое искусство — неправильный подход: и идеологически, и политически, и философски, и с государственной точки зрения. Следующим важнейшим шагом — и я очень надеюсь, что доживу до этого — должен стать указ президента о выведении культуры из рынка. В культуру нужно вкладывать очень большие деньги, такие же, как в оборону. И тогда через 5–10 лет государство будет пожинать большие плоды. Общество начнет оздоравливаться.

Беседовала Марина МАЛАХОВА

Источник