НОВОСИБИРСКИЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ
в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей
Главная > Архив > Статьи > Михаил Кормин: «Opera Magna или Кулябин и Пустота»

Итак, на какой-то момент кулябинский «Тангейзер» подошел к завершению одного из своих этапов (не будем забывать, что это не постановка, а глубокий и продуманный, социально ориентированный процесс).

Все спектакли, видимо, отыграны, и я не имею информации о том, будут ли они еще. Это была «большая работа», «opera magnа», как о подобного рода экспериментах принято говорить в определенных кругах. Кажется, настало время подвести некоторые итоги. Каковы же они?

Итак, «скандальный плакат» убрали, и место, где он должен был быть по постановке, осталось пустым. Такой ход оправдан, так как теперь уже не столько конкретный постер, но сам Кулябин и его детище, сам Оперный в Новосибирске ассоциируются с осквернением в сознании большого числа верующих. Настало время убрать оскверняющий предмет, но оставить намек на него в виде ПУСТОГО пространства, и теперь само пустое место — это символ распятия на фоне влагалища. Своего рода пресловутое «τίποτα», разрыв и невещественное присутствие, Ничто. «Место между Луной и твердью», где по свидетельствам античных философов обитали «демоны». Таким образом, надо полагать, бессознательно, декораторы и постановщики актуализировали пустоту как таковую. Отсутствие даже оскверненного Бога — намекающее на оного осквернение.

Как принято считать, Дьявол не имеет ни лица, ни существования. Однако не стоит думать, что его нет — ouc on: о нем мало сказать: нет, не существует, но много сказать: есть, существует. Он не ouc on, а mh on., итак далее. Я, конечно, не предполагаю, что кто-то из постановщиков «Тангейзера» в Новосибирске дошел до подобной точки осознания дьявольского (своего собственного) не-бытия, однако это совпадение очень знаково. Ничто притягивает Ничто: извращение-трактовка «Тангейзера», дающая идею нереализованной потенции режиссера через новое творчество и позволяющая только «трактовать», в итоге оказывается зеркальным отражением Пустоты как таковой. Это принцип κενός, подражание Пустоты — Пустоте, причем именно «пустотой» как таковой: суматохой, скандалом, возней вокруг обыденности и бульварности.

Это триумф Ничто, господа. Действительно, под покровом «провокации» и низвержения символа — произошла отмена Символа как такового, и пустое место теперь символизирует осквернение для одних и освобождение для других. Это очень важно. Потому, что силы, действительно, высвобождены.

Далее, неприятный инцидент с тем, что кто-то позвонил и сказал, что здание Оперного заминировано, и то, что людей не эвакуировали. Само по себе это происшествие, в котором еще предстоит разобраться и истинных виновников которого еще предстоит найти, вполне закономерно потому, что продолжает игру, начатую Кулябиным же по отработанной ранее схеме «вызов-и-ответ». Но как я и говорил ранее, здесь мы видим символическое заклание. Заклание зрителей на «алтарь искусства». Конечно, не реальное жертвоприношение, но оформленное — почти что по всем канонам языческой теургии, воплощение жизненных сил толпы. Около двух тысяч ЗАРАНЕЕ восхищенных зрителей добровольно пришли в театр, как своего рода Аписы, жертвенные быки, и аплодировали музыке, пока в зале искали бомбу с собаками и полицейскими. Не мне судить о том, правильно «органы» поступили, или нет. Но то, что именно символическая готовность принести себя в жертву, находясь под тем, что в Православии обычно называется «прелестью» со стороны зрителей спектакля была — налицо. И в какой-то степени зрители и впрямь, себя в жертву и принесли. Пугающе реальными выглядят от этого плакаты с надписью: «Дорога в Ад», с которыми стояли ребята у Оперного в тот вечер, не соглашаясь с мнением СМИ о том, какой это замечательный спектакль. Ад в тот вечер был полон, и свободных мест, согласно купленным билетам, не было. Только «ад» этот был невещественным, не-существующим, метафорическим и более глубоким, чем все эти черти и вилы.

Ну, и как финал всей этой нелицеприятной «оперы» — пожар в Новодевичьем монастыре в Москве, произошедший на следующий день после постановки. Однако последнее — скорее всего, совпадение. Точно так же, как было совпадением, например, падение метеорита на Челябинск в феврале 2013 года, по сути — ровно за год до всем нам хорошо известных событий на Украине. Точно так же, как было совпадением то, что «олимпийский факел» — постоянно тух в руках российских факелоносцев, а в итоге — даже кто-то из несших факел загорелся… Все это совпадения, конечно же. Сейчас не будем ничего утверждать.

И вернемся от совпадений — к реальности.

А реальность такова, что Кулябин, действительно, празднует свою победу. В чем-то он, по его мнению, победил. Скандал, которого он так хотел, удался. Более того, большая часть его замыслов сбылась. Я, конечно же, не считаю, что где-то под Новосибирском, в глубоких казематах, оставшихся еще со времен татарского Сибирью, злые масоны радостно потирают руки и благословляют Тимофея на новые «подвиги», или что заокеанский представители «Ротари-Клуба» весело отплясывают под звуки джаза вместе с Мездричем в Капитолии. Все это глупости. Не стоит излишне демонизировать российских и зарубежных сценаристов, художников и иже с ними. Они просто «рупоры», трансляторы чаяний толпы. «Сатана», «дьявол» — это именно, отсутствие Бога, то, о чем мы говорили с самого начала.

Сперва ради того, чтобы «самовыразиться» — создается предмет (плакат или постановка).

Затем под давлением (но это давление уже просчитано заранее) этот предмет убирается и образуется там самая Пустота, которой и служит Кулябин, а заодно и все его безоговорочные защитники и почитатели (я надеюсь только, что неосознанно).

А потом эта Пустота начинает действовать…

В свете этого я все еще надеюсь на то, что органы государственной власти, ответственные за поддержание нашего общества в стабильном состоянии, смогут что-то предпринять, так как от их действий теперь зависти очень многое.

А от действия этой Пустоты нас всех теперь может уберечь только присутствие Бога. Потому что на самом деле «большая работа» только начинается, и Кулябин, Мездрич, «Тангейзер» и все прочее в ней — только лишь маленькие и незначительные этапы, которые вскоре забудутся.

А мы останемся.

Источник: сайт Михаила Кормина