НОВОСИБИРСКИЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ
в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей
Главная > Архив > На злобу дня > Галина Пырх: «Закон как ловушка. Что грозит жителям Донбасса и освобожденных территорий Украины после референдума.» (06.07.22)

Одной из огромных проблем нашего законодательства является его недоработанность. Написали в срочном порядке, «на злобу дня», закон, поспешно приняли и… забыли о нем, занявшись другими неотложными делами. А то, что теперь нужно под этот «сырой» закон подводить все имеющие к нему отношение законодательные акты, – это уже проблемы других ведомств.

Именно такое не раз уже случалось с законами, регулирующими правовое положение иностранных граждан.

Чтобы не быть голословной, приведу конкретный пример. Не так давно ко мне, как к директору АНО «Межрегиональный правозащитный центр «Соотечественник», обратился бывший житель города Ровеньки Луганской области, в 2014 году вместе с сыном-подростком приехавший в Новосибирск в числе других украинских беженцев. В 2015 году мужчина (назовем его Дмитрий) получил российское гражданство. И с этого момента, собственно, и начинается его история.

Условием приема в российское гражданство является выход из имеющегося иностранного. Для беженцев это означало отправление в посольство Украины в Москве нотариально заверенного заявления о том, что они отказываются признавать себя гражданами Незалежной. На официальное подтверждение того, что отказ посольством получен, никто не рассчитывал – украинские чиновники в переписку с «сепарами», как правило, не вступали. И человек, отправивший такое уведомление, просто клал свою синюю паспортину с трезубцем на полочку, с чистым сердцем считая себя отныне только гражданином России. Это не преувеличение – все, с кем я общалась последние семь лет, были искренне уверены в том, что эта незатейливая процедура и означает полный разрыв правовых отношений с украинским государством. И были немало удивлены, когда узнавали, что, согласно закону № 2235-III от 18.01.2001 «О гражданстве Украины», выход из него для них практически невозможен.

Почему «практически»? Потому что настоящая процедура выхода из гражданства подразумевает предварительный сбор целого пакета документов. Раньше этим занимались консульства, но с 2015 года перестали, ссылаясь на некое «особое распоряжение», после которого они якобы вновь начнут процесс оформления документов для выхода из гражданства Украины. В 2017 году было официально заявлено, что консульства больше этим вопросом не занимаются, а кому надо – пусть лично едет на территорию, подконтрольную Киеву, и там самостоятельно решает все свои проблемы. Не стоит, думаю, говорить о том, что для большинства бывших жителей Донбасса, живущих в России, это было неприемлемо по многим причинам. Но даже не в этом дело. А в том, что, по тому самому вышеупомянутому закону, лишить человека гражданства может только действующий президент Украины своим указом (статья 19. Основания для потери гражданства Украины).

Так что, с юридической точки зрения, любой житель ЛДНР, считающий, что, к примеру, порвав паспорт Незалежной и заменив его паспортом Луганской или Донецкой Республик, либо российским, он перестал иметь к ней отношение, глубоко заблуждается. Какой бы ни был у него другой документ, до тех пор, пока Украина существует как государство, он будет ее гражданином.

Но вернемся к Дмитрию. Став гражданином нашей страны, он посчитал, что украинский паспорт ему уже больше не понадобится, и захотел избавиться от него официальным путем. Федеральная миграционная служба забрать иностранный документ отказалась – не было у нее на то полномочий. В украинском консульстве Дмитрию популярно объяснили, что «вот когда нам дадут отмашку на оформление вашего выхода из гражданства, тогда и приходите; а пока принять не можем». И он отступил, но на этом не успокоился.

Теперь пора объяснить, почему Дмитрий так стремился все оформить по закону. Дело в том, что он – бывший сотрудник МВД Украины, имеющий специальное образование и звание старшего лейтенанта милиции, отслуживший несколько лет в уголовном розыске. Естественно, став полноправным гражданином России, он захотел вернуться на службу в силовые структуры. Таких как он, было немало в те годы.

Трудоустройство в МВД – дело непростое, будущий сотрудник должен соответствовать многим требованиям, и одно из них – отсутствие иностранного гражданства. В 2017 году Дмитрий обратился в ГУ МВД России по Новосибирской области с просьбой рассмотреть его кандидатуру и, получив подробное разъяснения о порядке оформления, начал собирать необходимые документы. Это заняло у него более года.

Тем временем, в июле 2017 года был принят Федеральный закон № 243-ФЗ, который внес изменения в два закона: «О гражданстве Российской Федерации» и «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» – в 8 и 14 статьи.

В пункт «в» части второй 1 статьи 14 ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» были внесены изменения, непосредственно касающиеся граждан Украины:

«в) …Отказ от гражданства иностранного государства не требуется, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации либо если отказ от гражданства иностранного государства невозможен в силу не зависящих от лица причин. Отказ гражданина Украины от имеющегося у него гражданства Украины осуществляется путем направления данным гражданином заявления об отказе от имеющегося у него гражданства Украины в полномочный орган данного государства. Документом, подтверждающим отказ гражданина Украины от имеющегося у него гражданства Украины, является нотариально заверенная копия заявления данного гражданина об отказе от имеющегося у него гражданства Украины».

Статья 14 «Отношение иностранных граждан к государственной или муниципальной службе и к отдельным видам деятельности» второго закона была дополнена пунктом 1.1:

«1.1. Положения пункта 1 настоящей статьи не распространяются на лиц, имеющих гражданство Российской Федерации и одновременно гражданство иностранного государства, которое не прекращено по не зависящим от них причинам, при условии, что такие лица добровольно оформили письменный отказ от имеющегося у них гражданства иностранного государства и передали имеющиеся у них основные документы иностранного государства, удостоверяющие их личность, в федеральный орган исполнительной власти в сфере миграции в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Перечень причин, влекущих за собой невозможность отказа лица от имеющегося у него гражданства иностранного государства, определяется Правительством Российской Федерации».

Что касается изменений, внесенных в закон «О гражданстве РФ», то с ними всё было ясно: ими, как всем тогда казалось, была окончательно узаконена практика прекращения украинского гражданства на основании лишь письменного, нотариально заверенного отказа от него. Но вот пункт 1.1 14-й статьи другого закона предполагал продолжение законотворческой деятельности в этом направлении. Ведь передача в «федеральный орган исполнительной власти в сфере миграции» (позднее – «в сфере внутренних дел») паспорта иностранного государства требовала разработки специального регламента для этого, включающего исчерпывающее описание оснований и порядка изъятия документа. Необходима была и разработка перечня причин того, почему человек не может выйти из иностранного гражданства. Но… ничего этого сделано не было, и закон «завис»: с одной стороны, гражданин России, имеющий также иностранное гражданство, которое, как украинское, не прекращено по независящим от него причинам, вроде бы, мог быть принят на государственную и муниципальную службу, а с другой – он должен был перед этим сдать свой паспорт в Управление по вопросам миграции, которое отказывалось принимать документ, поскольку не было к тому утвержденных законом оснований. Замкнутый круг…

Тем не менее, люди как-то устраивались на работу в госструктуры. В 2019 году был принят на службу и Дмитрий, правда, не в МВД, а в ГУФСИН, где и прослужил вплоть до середины июня этого года, после чего был уволен по основаниям, напрочь перечеркивающим все предыдущие годы беспорочной службы и лишающим его возможности восстановиться на ней в будущем.

А все дело в том, что он захотел перейти из одного подразделения в другое, но при утверждении его кандидатуры в московском «главке» ФСИН опять всплыл вопрос о двойном гражданстве. Под нажимом вышестоящих товарищей местные кадровики, не удовлетворившись нотариальной копией отказа от гражданства, некогда отправленной в посольство Украины, потребовали справку, подтверждающую официальный выход из него, и очень удивились, что у Дмитрия ее нет. Объяснения по поводу того, что получить ее невозможно, были встречены ими с недоверием. Точно так же, как и рассказ о попытках официальным путем избавиться от украинского паспорта в течение нескольких лет. Судя по всему, сотрудники отдела кадров ГУФСИН по Новосибирской области были далеки от мысли, что разработку закона можно вот так оборвать на половине, и были уверены, что только лень и легкомыслие не позволили Дмитрию навсегда закрыть вопрос с украинским гражданством.

Лишь этим можно объяснить тот факт, что после всех его тщетных попыток объясниться 15 июня он был уволен по пункту 5 части 3 статьи 84 ФЗ № 197-ФЗ «О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы»: «в связи с представлением сотрудником подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на службу в уголовно-исполнительной системе, а также в связи с представлением сотрудником в период прохождения службы в уголовно-исполнительной системе подложных документов или заведомо ложных сведений, подтверждающих его соответствие требованиям законодательства Российской Федерации в части, касающейся условий замещения соответствующей должности в уголовно-исполнительной системе, если это не влечет за собой уголовную ответственность».

Вот тут мы и подошли к тому, что явилось причиной написания этой статьи.

30 апреля 2021 года был принят Федеральный закон № 116-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым были внесены изменения и дополнения, касающиеся наличия иностранного гражданства у государственных и муниципальных служащих, в соответствующие статьи других, ведомственных законов.

Статьей 3 были внесены изменения в закон «О воинской обязанности и военной службе», статьей 13 – в закон о Следственном комитете России, статьей 14 – в закон «О полиции», статьей 16 – в закон «О службе в органах внутренних дел» и так далее.

Статьей 22 были внесены изменения в пункт 8 статьи 14 Федерального закона от 19.07.2018 № 197-ФЗ «О службе в уголовно исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об учреждения и органах, исполняющих уголовное наказания в виде лишения свободы». Согласно им, положение этого закона стало выглядеть так: «14. Сотрудник не может находиться на службе в уголовно-исполнительной системе в следующих случаях: …8)наличие гражданства (подданства) иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина на территории иностранного государства».

Именно на основании этого и был уволен Дмитрий. И всё, вроде бы, логично: опасно человеку с двойным гражданством доверять оружие. Мало ли что ему стрельнет в голову… Закон ведь не разбирает, кто ты – иностранец с Донбасса или иностранец с дальнего зарубежья. Да и в ближнем немало таких, кому не то что пистолет – обычную рогатку лучше не давать в руки.

Впрочем, речь не об этом. А о том, что с принятием изменений в ведомственные законы начались увольнения из силовых структур бывших сотрудников МВД Украины, верой и правдой служивших все эти годы России, и отказы в трудоустройстве тем из них, кто хотел бы ей послужить. Потому что ни у кого из силовиков нет и не может быть того самого официального документа о выходе из украинского гражданства по причинам, описанным выше. В том числе и документов, которые бы подтверждали их желание порвать все правовые связи с Незалежной, как того требует статья 27 этого закона (кроме пресловутого отказа от гражданства):

2. Государственные и муниципальные служащие, должностные лица и работники, указанные в части 1 настоящей статьи, могут продолжить проходить службу (работать) на замещаемых ими должностях до 1 января 2023 года при условии представления в течение двадцати дней со дня вступления в силу настоящего Федерального закона соответствующему должностному лицу документов, подтверждающих намерение прекратить гражданство (подданство) иностранного государства или право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства. Государственные и муниципальные служащие, должностные лица и работники, не представившие в указанный срок таких документов, подлежат освобождению от замещаемых должностей и увольнению со службы (с работы).

В предыдущей, 26-й статье все того же 116-го федерального закона говорится:

«1. Гражданин Российской Федерации, имеющий гражданство (подданство) иностранного государства, которое не прекращено по не зависящим от него причинам, в исключительных случаях в порядке, определенном Президентом Российской Федерации, может быть принят на государственную или муниципальную службу и назначен на должность, при замещении которой не требуется оформление допуска к государственной тайне.

2. Государственный или муниципальный служащий, имеющий гражданство (подданство) иностранного государства, которое не прекращено по не зависящим от него причинам, в исключительных случаях в порядке, определенном Президентом Российской Федерации, может продолжить проходить службу на замещаемой им должности или может быть переведен с его согласия на иную должность при условии, что при замещении таких должностей не требуется оформление допуска к государственной тайне».

То есть, теоретически, человек может сохранить свою должность, но только в исключительных случаях и благодаря доброй воле работодателя. Вот только заморачиваться с этими «исключительными случаями», скорее всего, никому не захочется. Для того чтобы это понять, достаточно спуститься с высот законотворчества на нашу грешную землю.

В случае с Дмитрием (простите за невольный каламбур) этот «исключительный случай» должен был выглядеть так: он обращается к начальнику ГУФСИН по Новосибирской области генерал-майору внутренней службы Купееву, долго и подробно объясняет, почему у него нет документа, подтверждающего выход из украинского гражданства, почему сам выход из гражданства невозможен, почему нельзя просто прийти и сдать украинский паспорт в Управление по вопросам миграции, рассказывает, что он сделал для того, чтобы все же выйти из гражданства… А в конце этого долгого объяснения просит генерал-майора лично обратиться в Комиссию при Президенте России с просьбой в виде исключения оставить его служить в системе ГУФСИН, предоставив за него в эту Комиссию целый пакет документов.

Вы верите в альтруизм начальников, у которых находится в подчинении от нескольких десятков до нескольких сотен человек и которые бы ради одного из них добровольно – и к тому же совершенно бескорыстно – начали вести переписку с Комиссией при Президенте? Лично я – не верю. И, судя по информации об увольнениях, таких альтруистов, действительно, нет.

А вот теперь – заключительная «вишенка» на этот «тортик».

После проведения референдума в Донбассе и на освобожденных территориях Украины и их последующего присоединения к России, если до той поры де-юре еще будет существовать Украина, ни один сотрудник не только МВД, но даже пожарной службы, ни один местный чиновник не будут иметь права работать на государственной службе, согласно изменениям, внесенным в ведомственные законы в апреле 2021 года ФЗ № 116. Поскольку у всех у них наличествует то самое второе гражданство, от которого избавиться так же трудно, как от проклятья.

Время на то, чтобы этот прогноз не сбылся, еще есть. Но с каждым днем специальной военной операции его становится все меньше. Именно сейчас надо начинать дорабатывать прежде принятые законы, определять основания и порядок сдачи украинских паспортов в подразделения Управления по вопросам миграции ГУ МВД России, а также отменить зависимость в вопросах трудоустройства или продолжения государственной и муниципальной службы тех, кто имеет двойное гражданство, от их работодателей. Иначе получится в точности по бессмертному выражению В.С. Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».