НОВОСИБИРСКИЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ
в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей
Главная > Архив > На злобу дня > Цитаты Галковского: «Николай II оставил нравственный образец, которым русские не в состоянии воспользоваться» (17.07 17)

https://vk.com/wall-9143630_201796

Сейчас образованным русским уже понятно, что Николай II от престола не отрекался, дурацких дневников не писал, Распутина не знал. Всё это наглая клевета.

Николая Александровича арестовали в ставке военные путчисты, несколько дней вымогали отречение, а затем заткнули рот и выпустили от его имени фальшивку. Совершив первую гиперподлость, сделали вторую, третью, во время мировой войны назначили верховным главнокомандующим мелкого афериста и дезертира, затем прапорщика «товарища Абрама» и пошла писать губерния. С крутой горки кубарем в исподнем. Только яйца сверкали. Николая же, вместе с женой и детьми убили. От стеснения. А то неудобно. Перед казнью Троцкий метался:

— Надо показательный процесс по радио, чтобы весь мир слушал. А потом казнить гада.

Ильич посмотрел на дурачка, усмехнулся и сделал, как сделал. Он-то видел всю картинку.

Начиная с февраля 1917 года царю слова не дали сказать. В стране власть сменялась со скоростью необыкновенной, люди прыгали на подкидных досках с пируэтами, поливали друг друга грязью. Вчера Ленин один из отцов-основателей революционной России, сегодня немецкий шпион, завтра про него забыли, а послезавтра он выгоняет из Зимнего своих бывших подельников, и, в конце концов, человек, расклеивающий афишки об объявлении Ленина вне закона, становится столпом советской юстиции.

И посреди всей этой катавасии о Николае ничего. Несколько фото, чтобы подтвердить что жив, и всё. Ни интервью, ни заявлений, ни писем. НИ-ЧЕ-ГО.

В стране организована «Чрезвычайная комиссия по расследованию преступлений царского режима», керенские чекисты во всю пытаются допрашивать европейцев на предмет разворовывания России:

— Царск сатырап, гавари как казну воровал. Силишь, эвропейск морд, гавари каму взятк давал.

В общем ничего не получается — потому как азиаты в это ещё и… верили (!) Но дело не в этом. ГДЕ ЦАРЬ? Почему не допрашивают коронованного изверга? Как он стрелял рабочих, как участвовал в пьяных зоооргиях с Распутиным, как передавал Вильгельму секретные планы наступления, как убил кошку.

Для человека гиперинформационного общества «усё ясно».

НО.

Поведение Николая конечно понятно. Когда в спальню Павла I ворвались путчисты и стали бить ногами, хоть Павел и сказал «за что, господа?», дело было для него понятное. Никаких особых проблем он России не создал, но и успехов для льготного отношения не было. А против екатерининской номенклатуры он руку поднял. Так что убили «в рабочем порядке». «Извини, мужик, тебе не повезло». Когда отстраняли Вильгельма II, он конечно сопротивлялся, но внутренне понимал: пинают ЗА ДЕЛО. Проигрыш в мировой войне, где он был одним из зачинщиков, это КОСЯК. За такое — корону в музей.

А Николая-то за что? Даровал стране конституцию, ВЫИГРАЛ МИРОВУЮ ВОЙНУ. Он реально не понимал, что происходит. Отказывался верить. «За что, ребята?»

Всё что наговорили госпропагандисты СССР и западных великих держав о Николае за 80 лет, — «ничтожный- трусливый-глупый-подлый, — верно. Только не по отношению к Николаю, а к тем, кто его отстранил от власти. Такие люди как Милюков или Гучков — ничтожества на уровне клинической патологии.

И сам Николай это знал. Папка летел домой как на крыльях — выиграл в лотерею миллион. Ну, всё! Себе — загородная вилла, яхта; жене — бриллиантовое колье; сынишке — спортивную машину. А низколобый сынишка папульку дорогого молотком «тюк»: «Маловато будет».

А что отец?

Отец, обливаясь кровью, у стены хрипел:

— Дурак… билет именной… не дадут тебе… ничего… ничего не дадут… дурак…

А люди паковали вещи в Версаль ехать, делить мир в качестве всенародно избранных отцов нации. Приехали. Французы им в 20-х сказали:

— Награда вам, русские, будет такая: бить не будем. Сидите себе тихо. Можно таксистами работать. Туристов из Парижа в Версаль возить.

Николай это знал. И бился головой о стену. Что можно было сделать в его положении, я не представляю. Самоубиться он не мог. Как офицер запросто и с удовольствием. Но он также был главой российской православной церкви. У христиан самоубийство — табу. Офицеру — в некоторых обстоятельствах можно. Посмотрят сквозь пальцы, похоронят как героя. Но первосвященнику…

Ведь не было у русских никаких «патриархов». Люди и не понимали что это такое. Думали евреи какие-то. У русских был царь-помазанник божий, фигура сакральная. (Причём, больше чем у китайцев. Китайцы нация не(до)религиозная, клана священников у них нет.) Поэтому большевики-керенские и выбрали патриарха. Это была форма свержения «русского папы». Что было бы с Тихоном при восстановлении престола? Чесанул бы от Николая расстрига в родную Америку на четвереньках. Писать михрюткой Труфановым-Труффальдиновым сектантские «абличения». Посему и «не заметила» подставная православная церковь Советской России убийства царя. Кому война, а кому мать родна. Патриарх стал патриархом не с декабря 1917, а с июля 1918. До этого он был самозванцем, «отцом Приапом».

Николай делал то, что мог. Тянул время, искусно не давал прямого повода для расправы или провокации черни. С точки зрения идеологической он выиграл, потому что к июлю 1918 года надо быть супермегагигакретином, чтобы не понять, что отстранение Николая было чудовищной ошибкой и что люди, которое это сделали, должны сидеть в тюрьмах и болтаться на виселицах. Поэтому «белые» его боялись не менее чем «красные». Конечно те небожители, кто имел реальную информацию о содеянном. Колчак и Деникин — имели.

НО.

Я о другом. Николай погиб как благородный европейский монарх и как русский офицер. Доказал своё моральное превосходство. НО НАМ-ТО ЧТО С ЭТОГО? Где Россия? И где Николай и его семья?

Мож надо было того… гадам ручку поцеловать? Мол, так и так, отрекаюсь. Николай Кровавый, оргии.

Николай оставил нравственный образец. А КОМУ? Этим образцом русские не в состоянии воспользоваться даже сейчас, в условиях 20-летней свободы. Они достигли такой степени нравственного падения, что давно прошли точку возврата. Их жизненная задача это не развалиться на ходу, а не учить человечество как жить.