НОВОСИБИРСКИЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ СОВЕТ
в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей
Главная > Архив > Статьи > Алексей Федотов: «О реакции академиков на интервью главы ФСБ» (25.12.17)

Специалиста по отечественной истории ХХ столетия, изучающего репрессии 1930-х годов, подстерегают две опасности. Первая из них — из каких-то «высших» соображений целесообразности попытаться оправдать то, что оправдать невозможно, учитывая то, что в числе репрессированных было много невиновных в том, за что их осудили. Вторая — поддаться соблазну огульного очернительства нашей истории советского периода. Если вспомнить недавнее прошлое — именно такое очернительство было одним из основных эффективных инструментов разрушения «до основания» всего, что мешало строительству «нашего нового мира» либеральной мечты.

ХХ век — исключительно сложный исторический период, многие из исторических событий которого невозможно понять вне взаимосвязи с другими. Для того, чтобы провести в ХХ веке серию таких масштабных кровопролитных войн и революций, каких человечество еще не знало, нужно было изменить сам взгляд на человека, ценность человеческой жизни. И целый ряд мыслителей 19 века над этим работали. Фрейд заявил, что человеком движут только страх, секс и голод, а все остальное — просто «надстройка» над этим «базисом». Дарвин, а особенно примитивизировавшие его теорию политически ангажированные популяризаторы заявил, что человек это фактически высокоразвитое животное, жизнь — это борьба за существование, но все равно все движется от плохого к лучшему, потому что в результате естественного отбора выживают наиболее приспособленные. Ратцель, учитель основателя нацисткой геополитики Хаусхофера писал, что антропогеография это часть биогеографии, а человек биогеографическое явление; а Вернадский прямо назвал человечество мыслящим геологическим образованием. И вот в этих условиях, когда христианство в мире постарались свести к обряду, к чему-то несуразному, когда в восприятии масс церковь превращалась во что-то, как писал Троцкий «за восковую свечу обещающее вечное блаженство на всем готовом», а сошедший в итоге своих философских исканий с ума Ницше заявил, что «Бог умер», а человек, трудами вышеперечисленных идеологов антихристианской эпохи в общественном сознании все более уверенно «превращался» в «разумное животное», которым движут страх, секс и голод, да и не животное даже, а просто мыслящее геологическое образование, то возникал вопрос — а в чем смысл жизни этого существа? Маркс предложил параллельно с этими создателями теорий свою теорию, что высший смысл носит экономический характер, приобретшую в глазах многих религиозную окраску. Мир изменился с того времени, когда жил Маркс принципиальным образом. При нем не было ни федеральной резервной системы и других институтов, делающих деньги, существующими отдельно от производства, ни информационного общества с его системой контроля, ни очень многих других вещей, без учета которых давать оценку современным экономическим процессам невозможно. Устарели разработки некоторых и других перечисленных выше теоретиков. Но основная суть тех процессов по уничтожению ценности человеческой личности через уничтожение традиции актуальна и сегодня.

Империализм рубежа ХІХ-ХХ веков на пути к созданию единого всемирного государства или на первом этапе единого мирового экономико-политического пространства, привел к двум мировым войнам и серии революций, разрушившим прежний общественный уклад, унесшим десятки миллионов человеческих жизней. Причем необходимо отметить, что согласно диалектическому закону о единстве и борьбе противоположностей, кажущиеся антиподы разными путями шли к единой цели — созданию всемирного глобального тоталитарного государства.

В результате революций 1917 года и гражданской войны прежней России не стало. Но она не явилась и местом откуда началась бы мировая революция, завершившаяся победой пролетариата во всем мире и приобретения им статуса «гегемона» — титульного класса. Приход к власти в СССР И.В. Сталина привел к тому, что благодаря его идее строительства социализма в отдельно взятом государстве (за которую Троцкий обвинял его в эпигонстве Фольмара), жесткости и последовательности политики, преодоления сопротивления профессиональных разрушителей, в первую очередь, возглавляемых Л.Д. Троцким, Советский Союз постепенно вновь стал преобразовываться в традиционное государство, что было реализовано особенно в ходе Великой Отечественной войны. В ходе этих преобразований было допущено много ошибок, были большие потери, однако проведенная индустриализация страны, ее милитаризация, работа с общественным сознанием стали фундаментом для победы советского народа во Второй мировой войне.

Первая мировая война не разрешила многих из имевшихся противоречий, поэтому многие предсказывали начало второй через несколько десятилетий. Появление Гитлера, как политической фигуры такого уровня и его продвижение стало возможным благодаря поддержки определенных политических и экономических кругов Англии и отчасти других стран, которые «растили» его для борьбы с СССР, но потом поняли, что его идея всемирного господства «арийской расы» представляет большую опасность, чем территориально ограниченный сталинский социализм; что сделало возможным военный союз между СССР, США и Британской империей в рамках антигитлеровской коалиции. Однако, системные противоречия между ними не были изжиты, поэтому данный союз носил временный характер, свидетельством чему были планы вчерашних союзников развязать ядерную войну против Советского Союза вскоре после окончания второй мировой войны, чему помешало лишь то, что СССР смог противопоставить адекватный, в том числе атомный ответ данной угрозе. Это заложило основы для биполярного мира, просуществовавшего вплоть до конца 1980-х годов.

Приход к власти в СССР М.С. Горбачева и других лиц, реализовавших в своей политической деятельности желательные для антисоветского Запада шаги, необходимые для крушения Советского Союза, привели к центробежным процессам распада на ставшем постсоветским советском пространстве, проигрышу в холодной войне. Годы правления в Российской Федерации Б.Н. Ельцина усилили кризисные явления, заложили основы для дальнейших разрушительных процессов. Однако назначение в 2000 году исполняющим обязанности Президента России В.В. Путина и последовавшее через несколько месяцев избрание его Президентом РФ на всенародных выборах изменили данную ситуацию. На сегодняшний день Россия вновь становится ведущей мировой державой, играющей исключительно важную геополитическую роль, чему способствует и ее работа в рамках БРИКС, Евразийского Союза и других международных структур. Особое значение в этом возрождении имеет возвращение к традиционным ценностям, бережное отношение к исторической памяти, использование горьких уроков истории ХХ века, сохраняющих и сегодня свою актуальность.

При этом нельзя упрощать происходившие процессы, давать им оценку вне того исторического контекста, в котором они происходили. Интерес к истории сейчас не просто велик, а может оказывать воздействие на текущую ситуацию; это показывает и отклик, который вызвали фильм «Матильда» и выступление мальчика в Бундестаге.

Накануне Дня работника органов безопасности главный редактор «Российской газеты» В.А. Фронин встретился с директором ФСБ России генералом армии А.В. Бортниковым. Итогом этой встречи стало пространное и очень интересное интервью «ФСБ расставляет акценты».

Быстрая резко отрицательная реакция представителей либеральных взглядов на публикацию интервью вполне естественна и не удивляет. Удивляет то, что в письме группы академиков, опубликованном в «Коммерсанте» А.В. Бортникову приписывают то, что он не говорил, а уровень критики поверхностен. В частности, в обращении группы академиков и членов-корреспондентов РАН говорится: «По-видимому, впервые после XX съезда КПСС (1956 год) одно из высших должностных лиц нашего государства оправдывает массовые репрессии 1930-40-х годов, сопровождавшиеся неправосудными приговорами, пытками и казнями сотен тысяч ни в чем не повинных наших сограждан». При том, что Александр Васильевич четко сказал: «Вместе с тем я не хочу никого обелять. Конкретные исполнители преступных деяний среди чекистов поименно известны, большая часть из них понесла заслуженное наказание после смещения и расстрела Ежова. Над ними также состоялся суд истории: в периоды массовой реабилитации 1950-х и конца 1980-х годов приговоры по их делам были признаны окончательными и не подлежащими пересмотру».

В «Обращении» также отмечается: «Указанные репрессии затронули и научное сообщество, расстреляны или погибли в лагерях тысячи ученых и инженеров, что принесло непоправимый вред отечественной науке и технике». И перечисляются конкретные ученые, ставшие жертвами репрессий. Но ведь директор ФСБ отметил, что имелись злоупотребления, что «безусловно, среди чекистов, которые … являлись плоть от плоти сложившегося в то время общества, были самые разные люди. Это и, к сожалению, приспособленцы, державшиеся принципа «цель оправдывает средства». <…> При малейших подозрениях в «неблагонадежности» квалифицированные сотрудники переводились на периферию, увольнялись или арестовывались. Их место занимали люди без опыта оперативной и следственной работы, но готовые ради карьеры на исполнение любых указаний». И А.В. Бортников подчеркнул то, что подобная деятельность чекистов не была безнаказанной: «Всего в 1933-1939 годах репрессиям подверглись 22 618 чекистов <…> Только в период так называемой ежовщины трижды произошло обновление руксостава контрразведывательного отдела Главного управления госбезопасности (ГУГБ) НКВД. В марте 1938 года ГУГБ было и вовсе ликвидировано».

Одно из мест «Обращения» наиболее спорно: «Перед войной была разгромлена армия. В 1937-1938 годах было репрессировано почти две трети высшего командного состава РККА, живыми из заключения вышли немногие. Потери среди высшего командного состава за все время Великой Отечественной войны были существенно меньшими». Дело в том, что учитывая взгляды многих из репрессированных военачальников, неизвестно на чьей стороне они оказались бы во время войны. Здесь уместно процитировать В.М. Молотова, который уже не занимая официальных постов, вспоминал впоследствии: «Я считаю Тухачевского очень опасным военным заговорщиком, которого в последний момент только поймали. Если бы не поймали, было бы очень опасно. <…> По сути, к войне мы были готовы в главном. Пятилетки, промышленный потенциал, который был создан, он и помог выстоять. Иначе бы у нас ничего не вышло. Прирост военной промышленности в предвоенные годы у нас был такой, что больше было невозможно!»

Армия всё-таки была не разгромлена, а обновлена, если бы не это и не выигранное пактом 1939 года время для проведения милитаризационной политики, последствия вовлечения во Вторую мировую войну могли бы для Советского Союза намного более катастрофичными. И А.В. Бортников, не касаясь напрямую вопроса репрессий против высшего командного состава РККА, в то же время отвечает на это в своем интервью: «Архивные материалы свидетельствуют о наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов. Планы сторонников Л. Троцкого по смещению или даже ликвидации И. Сталина и его соратников в руководстве ВКП(б) — отнюдь не выдумка, так же как и связи заговорщиков с иноспецслужбами. Кроме того, большое количество фигурантов тех дел — это представители партноменклатуры и руководства правоохранительных органов, погрязшие в коррупции, чинившие произвол и самосуд».

Можно сказать, что гражданская война в России в 1920 году завершилась лишь как установление Советской власти на большей части территории бывшей Российской империи. Но как противостояние разных групп внутри страны по политическим, национальным, религиозным и иным признакам, сопровождаемое голодом, террором, депортациями, репрессиями и казнями по политическим обвинениям, в определенной мере она продолжалась вплоть до самого начала Великой Отечественной войны в 1941 году.

Авторы «Обращения» также пишут: «Нам неясна цель пространного интервью г. Бортникова. Что это — напутствие новому президенту? Ностальгия по старым временам или пропаганда новой доктрины?» При этом цель интервью, как представляется, очевидна: подведение итогов столетней истории органов государственной безопасности в России, ее достижений и темных сторон и объявление важнейшей современной цели работы, которая вынесена в заголовок: «Разрушение России для некоторых до сих пор остается навязчивой идеей. Наша задача — не дать состояться их планам».

Федотов Алексей Александрович, доктор исторических наук

Источник: Русская Народная Линия